Читайте также

Рубрики

Защита с приставкой «анти». Антиколлекторы: кто такие и зачем?


Защита с приставкой «анти». Антиколлекторы: кто такие и зачем?

После кризиса на рынке кредитных услуг заметно прибавилось работы для коллекторов. Но не только для них. У профессиональных сборщиков долгов есть и функциональные антиподы — так называемые антиколлекторы. Как правило, они считают себя защитниками интересов должников перед банками, коллекторами и судами. Однако спектр предлагаемых ими услуг достаточно широк и оценивается порой неоднозначно.

По другую сторону долга

«РусБизнесАктив» Андрей Сорокин

Большинство коллекторов довольно пренебрежительно отзываются о деятельности «антиколлег». «Как правило, это обычные юридические и адвокатские бюро, использующие такую вывеску как маркетинговый ход для привлечения клиентов», — замечает заместитель генерального директора агентства «РусБизнесАктив» Андрей Сорокин.

Среди населения бытует устойчивый миф о том, что антиколлекторское агентство может помочь избежать выплаты долга банку. Как считает маркетолог-аналитик коллекторского агентства Morgan & Stout Иван Комиссаров, это следствие тотальной юридической неграмотности российских потребителей банковских продуктов.

В период кризиса деятельность антиколлекторов, безусловно, стала более заметной: число их клиентов выросло, а противостояние с коллекторами обострилось. «В сложной экономической обстановке количество обращений граждан минимум удвоилось (в среднем составило порядка 50–70 человек в месяц). Некоторым просто требуется консультация. Другим — полноценная юридическая поддержка», — рассказывает заместитель генерального директора юридической компании «Интеллектуальные ресурсы» Максим Павлов.  

юрисконсульт ONLYWAY Legal Service Андрей Власс

В компании ONLYWAY Legal Service подтверждают, что в условиях финансового кризиса объем работы резко вырос. Сегодня количество входящих звонков в компании в среднем варьируется от 50 до 300 в день. Количество консультаций — до 20 человек на один районный офис в Москве. Точное количество агентств, работающих под вывеской антиколлекторских, узнать довольно сложно: такими данными не владеют даже участники рынка.

«Мы не располагаем точными сведениями о количестве подобных агентств, но думаем, что их гораздо меньше, чем коллекторских, а про­фес­сиональных и того меньше, так как про­фес­сионализм в данной области связан не только со знанием законодательства, но и с опытом работы», — поясняет М. Павлов.

В ONLYWAY Legal Service высказывают еще более категоричное мнение насчет рынка антиколлекторских услуг: «В настоящий момент про­фес­сиональных антиколлекторских агентств, таких как ONLYWAY, в России не существует. Мы первые и единственные практикующие в этой области. Хотя подобные услуги уже предоставляют адвокаты и юристы», — считает юрисконсульт ONLYWAY Legal Service Андрей Власс.

Разновидности помощников

Название «антиколлекторы» хотя и прижилось на рынке, но достаточно смутно отражает деятельность этих компаний. «Для нашей деятельности больше подошло бы название «кредитные адвокаты», — считает М. Павлов. Официально деятельность подобных организаций направлена на защиту гражданских прав должников, урегулирование их взаимоотношений с банком и разработку щадящего графика выплат по невозвращенному кредиту.

Но никакой речи о прощении долга здесь не идет. «Мы отслеживаем содержание типовых кредитных договоров различных банков. В данных документах зачастую содержатся условия, существенно ущемляющие права заемщика, в том числе по сравнению с правилами, установленными действующим законодательством. Когда клиент по тем или иным причинам допускал просрочку, даже несущественную, сумма задолженности могла увеличиваться в разы, и у любого гражданина это вызывало обоснованные вопросы», — рассказывает М. Павлов.

Андрей Власс говорит, что первая услуга, которую они оказывают должнику, — это консультация по возникшей проблеме с разъяснением прав человека и юридической возможности отстаивать свои интересы в суде. «При желании гражданин поручает нам разрешить конфликтную ситуацию, дает нотариальную доверенность, чтобы компания представляла его во всех инстанциях, вела переговоры с третьими лицами, с банком, а при необходимости защищала его интересы в суде», — говорит он.  

Однако на практике антиколлекторские агентства можно разделить на несколько видов.

Первый — это откровенные мошенники, которые пытаются ловить рыбу в мутной послекризисной воде. Они пользуются тем, что множество людей оказались в трудной ситуации, и активно предлагают им помощь, не скупясь на обещания. Распознать их проще всего именно по обещаниям. Подобные аферисты не стесняются гарантировать клиенту полное избавление от долгов, но это априори невозможно: платить доверчивому должнику все равно придется, и к тому же дважды: один раз так называемому антиколлектору, второй раз — кредитору.  

Еще один вид антиколлекторов — своего рода консультанты, которые торгуют информацией разной ценности. «В прошлом году были известны случаи, когда в регионах местные «антиколлекторские» компании продавали людям так называемые памятки по общению с коллекторскими агентствами, уверяя, что эти документы помогут избежать возвращения долга», — утверждает И. Комиссаров. Также под вывеской антиколлекторов часто работают просто финансовые консультанты, которые готовы просчитать, какой вариант реструктуризации долга для должника наиболее подходит. Услуги полезные, но их вполне могут оказать и в хорошем банке — если заранее туда обратиться.  

Следующий тип «антиколлекторов» — специалисты, имеющие своих людей в судах и банках. Такая услуга не избавит должника от выплат, но обеспечит более лояльное отношение. Обращение к ним может оказаться полезным, но подобная помощь, как правило, стоит дороже. Кроме того, их довольно сложно распознать среди антиколлекторских предложений: трудно с ходу угадать, действительно ли это люди со связями или просто мошенники, чьи обещания практически ничего не стоят.  

И, наконец, тот самый вид антиколлекторов, который можно считать наиболее полезным для потребителя, — это конторы, оказывающие юридические услуги. Их работа заключается в анализе проблемы, экспертизе кредитного договора на предмет нарушения законодательства (данные случаи весьма часты в нашей практике), выработке стратегии взаимоотношений заемщика с банком.

Работа на уменьшение

Работа с долгом начинается с консультирования должника и изучения его ситуации. Как правило, на этом этапе клиент получает исчерпывающую информацию для принятия решения — бороться или нет за свои права. Если он принимает положительное решение — разрабатывается стратегия борьбы. «В этом случае мы предлагаем ему всестороннюю юридическую поддержку, начиная от подготовки пакета документов к судебному разбирательству и заканчивая представительством интересов должника в суде. Как правило, судебная защита — наиболее эффективный инструмент, поскольку в досудебном порядке кредитные учреждения неохотно идут на компромисс», — замечает М. Павлов.

Эти компании не будут обещать должнику золотые горы. «Мы не даем 100%-ную гарантию избавления от кредитного долга. Вопрос заключается в финансовых возможностях должника и в обсчетах со стороны кредитора. Первое — надо не дать банку запутать юридически и финансово безграмотного клиента. Второе — оптимизировать долг. Третье — в судебном порядке отменить незаконные повышения процентов, комиссии, пени и штрафы», — поясняет А. Власс. По его словам, почти во всех случаях задолженность по кредиту в судебном порядке уменьшается в два раза, а то и более.

«Снизить долговую нагрузку на заемщика, помочь ему с решением вопросов отсрочки и рассрочки платежа, существенно уменьшить непомерные аппетиты некоторых банков — вот та задача, которая стоит перед нами и которую мы успешно решаем. Обещания избавить от долга не стоит принимать на веру», — говорит М. Павлов. Если вы сомневаетесь в компетенции специалиста, то всегда можно спросить, были ли аналогичные случаи и как удалось их разрешить?

Единых расценок на рынке антиколлекторов нет: все зависит от компании, услуги, сложности ситуации. Так, в «Интеллектуальных ресурсах» стоимость подробной консультации по минимальному тарифу составляет 1000 руб. В ONLYWAY весь пакет услуг от консультации до судебного разбирательства и послесудебной работы (сопровождение по исполнению решения суда, исполнительное производство, приставы) обойдется клиенту в 6500 руб.    

Примеры из антиколлекторской практики

  1. В компанию обратилась женщина по поводу непогашенного кредита. Проанализировав ее договор, эксперты убедились, что долг уже давно погашен, включая проценты, а банк требует необоснованные комиссии и штрафы. Составили претензию, направили в банк, пригрозив судебным разбирательством, в результате кредитор сделал перерасчет. Женщине ничего платить не пришлось.
  2. В компанию обратилась женщина, которая выступала поручителем по кредитному договору. Так как основной должник не платил, суд вынес решение о взыскании суммы задолженности и с поручителя. В суде антиколлекторы, защищая интересы клиента, добились рассрочки платежа. Впоследствии организовали подачу регрессного иска в отношении основного должника и избавили своего клиента от кредитных проблем, связанных с поручительством.
  3. Банк потребовал заемщика погасить долг в сумме, гораздо большей, чем тому представлялось. Изучение документов и тщательная подготовка к судебному слушанию позволила антиколлекторам защитить интересы клиента и добиться отмены штрафов и комиссий, таким образом сократив сумму долга на 40%.
  4. Коллекторское агентство вместе с банком за несвоевременный платеж по ипотечному кредиту в досудебном порядке забрали у гражданина ипотечную квартиру. Но им этого показалось мало, и, поняв, что клиент не разбирается в сути дела, коллекторы методами убеждения изъяли и вторую квартиру у семьи. Пострадавшие обратились к нам, когда банк предпринял попытку отъема их последней, третьей квартиры. Испугавшись остаться на улице, они стали искать помощь по защите имущества. Разобравшись в данной ситуации, антиколлекторы предотвратили незаконные действия, в настоящий момент этим делом занимается прокуратура.