Коллектор: друг или враг должника?

21.11.2013 —  Финансовой омбудсмен
"Сухой остаток" с Олегом Дмитриевым

ДМИТРИЕВ: Добрый день, уважаемые радиослушатели, в эфире «Финам FM» программа «Сухой остаток», меня зовут Олег Дмитриев. Сегодня четверг, и поэтому ввели мы тут новую традицию, как мне показалось, и будем традиционно по четвергам говорить на темы, интересные всем и несколько далекие от финансовых рынков, что обычно ежедневно мы обсуждаем. Хотя, конечно, можно было бы сегодня поговорить и об этом, повод есть… «День взятия Бастилии впустую прошел», – как говорил известный персонаж… вчерашняя публикация протоколов принесла туда кое-какое движение. Ну да ладно, завтра мы это обсудим, ничего страшного, никуда не уйдет.

Сегодня не менее интересная тема, более того – наверняка будоражащая умы гораздо большего, активного населения Российской Федерации: мы сегодня будем говорить на тему коллекторского бизнеса. Мы постарались романтично обозвать сегодняшний эфир: «Коллектор друг или враг должника?» Об этом мы сегодня и порассуждаем.

Прежде всего, я представляю сегодняшнего гостя: в студии «Сухого остатка» Андрей Власс, финансовый омбудсмен Ассоциации антиколлекторов России, подчеркиваю – антиколлекторов… Добрый день, Андрей.

ВЛАСС: Добрый день.

Андрей Власс финансовый омбудсмен
ДМИТРИЕВ: Визави Андрея, потому что, естественно, должен быть… ну, по задумке, это было бы логично, должен был быть представитель непосредственно коллекторского бизнеса. Но, к сожалению, буквально, там, за час поступил от него звонок, он, в общем, не смог доехать. Видно, очень много работы.

ВЛАСС: Ну, скажу сразу, что зачастую со мной мало кто хочет встречаться.

ДМИТРИЕВ: А, то есть могла быть именно эта причина, да?

ВЛАСС: Да, потому что я обычно долго не разговариваю: тут ясно и понятно, коллекторы – это бандиты. Надо сразу определиться, кто это.

ДМИТРИЕВ: Здорово! Насчет «долго не разговариваю» я испугался даже: сразу в лоб, да?

Так, сейчас мы начнем беседу, но прежде, во-первых, я еще раз хотел бы обратиться к слушателям. Вы можете присоединиться к нашей беседе, естественно, у вас есть для этого возможность. Возможность номер один – позвонить по телефону: телефон прямого эфира – 65-10-99-6 (код Москвы – 495). Либо вы можете написать нам на сайте www.finam.fm, чтобы задать свои вопросы, ну, в данном случае Андрею, либо поделиться собственными мыслями по этому поводу.

Кстати, все-таки интригу я не буду держать: мы договорились с одним из представителей коллекторского все-таки бизнеса Дмитрием Жданухиным, и через полчаса он присоединится к нам по телефону. Ну, до этого у нас есть полчаса, и мы можем с Андреем…

ВЛАСС: Жданухин – это специалист по угрозам, поэтому сразу имейте в виду, когда вам звонят и говорят: «Когда отдадите деньги?», это как раз Жданухин научил коллекторов, как звонить и как говорить. Чтобы знали, какие вопросы. Особенно те, кому на сегодняшний день, сейчас, в данный момент звонят из какого-то коллекторского агентства или из банка, они зачастую и банком представляются, и говорят, что, мол, когда отдадите денег, мы вот хотим вам предложить сегодня льготные условия погашения…

ДМИТРИЕВ: Ага, реструктуризацию какую-то.

ВЛАСС: …Да, реструктуризацию – и всяческими обманными путями стремятся завладеть вашими денежными средствами, не предъявляя никаких документов, доверенности и прочих юридических документов, обосновывающих их положение, их права и так далее. Поэтому если вы хотите знать, как решить данную проблему юридически, законным способом на сегодняшний день, как избавиться от кредита, от долга, от ростовщика, от кредитной организации, от коллекторов – звоните, пожалуйста, и я вам расскажу всю технологию на протяжении многих лет, как мы защищаем, как мы избавляемся…

ДМИТРИЕВ: Уже отработана она, да?

ВЛАСС: Да, да, судебное решение этой проблемы существует.

ДМИТРИЕВ: Здорово, здорово, Андрей. Тем не менее, давайте попробуем структурировать наш эфир.

 

Во-первых, начнем с того, что сделаем некое вполне логичное вступление, что эта проблема, проблема невозврата долга, наверное, сейчас, ну, может быть, не наиболее актуальна для большинства россиян, но, тем не менее, приобретает такое, я бы сказал, ключевое значение, да? Потому что говорим мы о том, что велика закредитованность в рамках потребительских кредитов, у банков растет просрочка, растут плохие долги в портфеле и так далее и тому подобное… Вот уже пошли звонки – я так думаю, что будет интересно сегодня ваше выступление… То есть мы говорим о том, что коллекторы, как бизнес или как не совсем…

ВЛАСС: Организованные группы.

ДМИТРИЕВ: …Вот-вот, не совсем легитимная возможность вернуть долги, они сейчас наиболее активны становятся. Это правда?

ВЛАСС: Да. Они используют технологии внесудебного выбивания долгов. То есть без суда и следствия, вне суда, вне правового поля, решают вопросы в так называемом досудебном порядке. Но им подходит определение – внесудебные.

ДМИТРИЕВ: А это разные вещи – досудебные и внесудебные?

ВЛАСС: Ну, досудебные – это когда вам направляют письменную претензию, прикладывают доверенность, основания, расчеты, все кредитные документы, то есть все то, что доказывает, что вы должны. Затем ждут 10 дней, и, если вы не отвечаете, они подают в суд. Так раньше работал «Сбербанк». Но это было раньше.

ДМИТРИЕВ: Это тот самый – советский «Сбербанк», да?

ВЛАСС: Да-да-да. Они очень быстро, три месяца ждали, вы не платили, подавали в суд – и это было правильное решение, правовое грамотное решение. И эффективное было. А дальше по исполнительному листу государственные судебные приставы взыскивали данный долг. И у них есть все права для этого, в том числе есть и уголовная ответственность, если вы сбегаете, уклоняетесь от исполнения решения суда. Поэтому они имеют право и арестовывать, и задерживать и так далее. У них масса инструментов для взыскания долгов.

Но это все законные инструменты. А в нашу жизнь, к сожалению, вклинились третьи лица, залезли в эту нишу, раздвинули правоохранительные органы, приставов, обвинили всех, что они не работают, а мы, коллекторы, типа, начинаем спасать экономику России… Причем здесь Россия, экономика, я не очень понимаю.

ДМИТРИЕВ: То есть, дескать, не работают вот эти самые правоохранительные органы, да? Сами банки не работают, да?

ВЛАСС: Да-да, банки виноваты, службы безопасности, это их, типа, непрофильное занятие, а у нас это профильное. И вот мы такие пришли красавцы, пришли откуда-то из Америки – там у них сказки такие есть типичные, что слово «коллектор» от английского слова «возвращать» и так далее. И они придумали себе определение, нам, в свою очередь, тоже придумали определение – антиколлекторы.

ДМИТРИЕВ: Это они придумали?

ВЛАСС: Я не знаю, кто это придумал, но появился такой запрос в поисковой системе. Соответственно, мы и стали антиколлекторами.

ДМИТРИЕВ: А изначально как планировалось?

ВЛАСС: Изначально 25 лет подряд мы были юридическим агентством по финансам. То есть мы решали финансовые проблемы. Всегда можно решать проблемы. Если есть кредитная организация, надо не забывать, что это ростовщик, он всегда попытается вас обсчитать, объегорить и так далее.

ДМИТРИЕВ: Любая кредитная организация.

ВЛАСС: Любая, да. Ну, это узаконенное бытовое мошенничество.

ДМИТРИЕВ: Это такой бизнес просто.

ВЛАСС: Это такой бизнес, да. А так как вы финансово безграмотны, и вы допускаете первую просрочку, первую ошибку, первый раз вы споткнетесь, так сказать, то и тут-то вас и ждет ваш любимый ростовщик…

ДМИТРИЕВ: Понятно.

ВЛАСС: …Вот здесь вы и попали на штрафы, комиссии, на сложные проценты, на проценты на проценты и так далее. Вот здесь как раз и включается тот механизм, который загоняет вас в долговую яму.

ДМИТРИЕВ: А изначально какая ошибка стратегическая? То есть в принципе, не надо обращаться к этим самым ростовщикам?

ВЛАСС: Надо всегда рассчитывать свои возможности. Но об этом все говорят.

ДМИТРИЕВ: Ну, знаете, сейчас я рассчитываю свои возможности, а через некоторое время что-то изменилось в моей жизни, и я, к сожалению, уже…

ВЛАСС: Ну, надо учитывать то, что у нас на сегодняшний день все кредитные организации занимаются разбазариванием денежных средств. То есть достаточно большое количество заемщиков имеют по 10-15 кредитов и так далее. Более того, кредитные организации нарушают закон «О рекламе», «О СМИ» и так далее – они пишут, что, мол, просто зайди и возьми деньги. И они действительно их просто дают! То есть они провоцируют вас, они нарушают инструкции Центробанка и так далее.

ДМИТРИЕВ: Те организации, кстати, о которых вы сейчас говорите, они все-таки не попадают у нас под регулирование Центральным банком, да? Это микрофинансовые организации, у них своя какая-то жизнь.

ЖДАНУХИН: Микрофинансовые организации – это уже новая ниша, так сказать.

ДМИТРИЕВ: Да-да.

ВЛАСС: Их более 3 тысяч на сегодняшний день, они побили все рекорды. И это была неплохая идея – узаконить «черных ростовщиков».

ДМИТРИЕВ: По сути, это и произошло.

ВЛАСС: Да, по сути, это и произошло, и они попали в некие списки и стали микрофинансовыми учреждениями.

ДМИТРИЕВ: Да, и у них сейчас уже ассоциация, у них какие-то есть правила, регулятор какой-то.

ВЛАСС: Совершенно верно. И у них также появились собственные выездные бригады. Они увидели, что коллекторы тоже мало угрожают и неэффективно взыскивают, поэтому начали формировать собственные службы по выбиванию долгов и так далее. И страшнее то, что когда вы у них берете, вы берете под 5% в день, под 1%...

ДМИТРИЕВ: Конечно, там сумасшедшие абсолютно…

ВЛАСС: Да. И, естественно, вам никто ничего не будет прощать. Поэтому надо четко понимать, что это вредит вашему здоровью, прежде чем вы возьмете деньги. Ну, это то же самое, как наркотик, только еще страшней на сегодняшний день уже становится. Вы попадете в финансовую зависимость, вы станете кредитным должником – это так же, как стать карточным должником. Вы проведите параллели и поймите, что это некая болезнь, некий страх, который вас заставляет брать еще денег.

ДМИТРИЕВ: Угу. То есть откуда 10 кредитов у одного человека берется?

ВЛАСС: Да, вот я и хотел…

ДМИТРИЕВ: То есть он не вернул один кредит, он вынужден это как-то решать – значит, я беру… грамотное опять слово – реструктуризирую свой долг, беру новый кредит, чтобы покрыть старый – и вот она, пирамида.

ВЛАСС: Да. И когда банки предлагают вам реструктуризацию или рефинансирование, надо четко понимать, где происходит перекредитование, а где действительно рефинансирование. То есть новым кредитом закрывают старый кредит, удлиняют новый кредит, проценты повышают и так далее. Здесь надо четко понимать: когда вы взяли и не можете отдать, не надо идти к тому, у кого взяли, и спрашивать – как бы мне тебе не отдать?

ДМИТРИЕВ: Да, да… Спасибо огромное, Андрей, сейчас прервемся, у нас новости, а потом продолжим.

Новости.

ДМИТРИЕВ: Ну что ж, друзья мои, продолжаем эфир, «Сухой остаток» на «Финам FM», меня зовут Олег Дмитриев. Сегодня в студии Андрей Власс, финансовый омбудсмен Ассоциации антиколлекторов России. Мы говорим на тему: «Коллектор друг или враг должника?» Вопрос в конце этой фразы… я уже зачеркнул. У меня, по крайней мере, формируется некое мнение по этому поводу.

У нас есть звонок, давайте, чтобы не томить, сразу же поговорим с нашим слушателем… Дмитрий, добрый день, вы в эфире, пожалуйста, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хотел бы вам вопрос задать, Олег. Вы знаете, я уже второй день слушаю ваши программы – и нет никакого взгляда на рынок: как торгуются бумаги, что показывают индексы. Олег, вы понимаете, тысячи радиослушателей слушают вашу станцию! Поэтому я хотел бы вас попросить – в начале программы осуществлять взгляд на рынок. И когда вы что-то со своими гостями обсуждаете – целый час торгов проходит, за час торгов может очень многое измениться на рынке! Поэтому было бы еще лучше, если бы и в конце программы вы говорили о том, что происходит с индексами, как торгуются бумаги.

ДМИТРИЕВ: Дмитрий, спасибо огромное. Ну, я, честно говоря, в начале программы извинился для тех, кто слушает ее исключительно для получения взгляда на рынок – все-таки у нас сегодня некая традиционно внерыночная программа.

Андрей, давайте продолжим.

ВЛАСС: А второй звонок вроде, нет?

ДМИТРИЕВ: А, давайте, да, Максим на связи, хорошо.

Максим, день добрый, вы в эфире. Про индексы я не рассказываю сегодня, сразу предупреждаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я понял, день добрый. Я как раз про коллекторов хотел некий комментарий дать.

Я считаю, лично мое мнение, и мне есть с чем сравнивать, сейчас я вам объясню, что у нас в России – это враг. У меня еще счет открыт в американском банке, и бывает, что, допустим, по кредитной карте возникают какие-то просрочки, не успеваю заплатить, там, или деньги не успели дойти, допустим, до банковского счета. Звонят на российский номер, и там коллектор – это… я бы даже сказал, что это психолог. Он общается с вами настолько вежливо, он вникает в ситуацию настолько глубоко!.. Вот такого отношения со стороны российских коллекторских агентств, даже тех, которые работают здесь по франшизе от международных – его нет. Здесь, когда раздается телефонный звонок, а мне доводилось общаться с нашими коллекторами, это хамло, это грубиян… Вопрос даже не в том, как общаются люди, а в том, как их руководство настраивает на общение с людьми. Ведь даже те письма, которые рассылаются, они начинаются, прежде всего, с утверждения: ты виновник…   

ДМИТРИЕВ: Да-да, что ты плохой.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Я получаю письмо из Штатов на российский адрес, и первое, что там говорится – мы понимаем, что в вашей жизни возникли некие сложности, и мы просим вас объяснить нам, что случилось у вас. И только потом уже коллектор в случае необходимости начинает корректно вам объяснять, чем грозит вам нарушение…

ДМИТРИЕВ: Максим, простите, пожалуйста, у меня встречный вопрос вам, и Андрей наверняка прокомментирует: а задачу американский коллектор и российский коллектор одну и ту же решают? Вот задачу как можно сформулировать?

СЛУШАТЕЛЬ: Задача – взыскать долг. Взыскать долг, прежде всего, мирным путем. Не путем угроз о том, что «мы заявим на вас в полицию»…

ДМИТРИЕВ: Да-да-да, ладно «заявим» – ждите бригаду! Вот у меня есть знакомый, и ему было сказано: «Ждите выездную бригаду».           

СЛУШАТЕЛЬ: Да-да, и мне такие письма приходят!

ДМИТРИЕВ: Бригаду с битами!

СЛУШАТЕЛЬ: Да, что, мол, коллектор уполномочен приехать к вам и провести разъяснительную беседу. Понятно, что это будет за разъяснительная беседа, поскольку сама тональность письма или звонка, она в достаточно грубой форме.

ДМИТРИЕВ: Конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: Поэтому я считаю, что у нас деятельность коллекторских агентств, во-первых, должна быть обязательно лицензируемая, во-вторых, должны быть прописаны абсолютно четкие и понятные стандарты о том, кто может быть коллектором. Потому что зачастую в коллекторы идут неудавшиеся студенты юридических факультетов, которые, в принципе, и диплом-то получили постольку, поскольку считается, что они, там, в законах что-то понимают и еще что-то. Поэтому должны быть выстроены абсолютно четкие и понятные правила о том, во сколько можно звонить, каждый телефонный звонок должен быть зафиксирован, каждое письмо должно быть направлено с заказным уведомлением и так далее. То есть должны быть стандарты. А поскольку у нас «Дикий Запад» в этом вопросе, то и получается, что коллектор вызывает столь негативную окраску в сознании людей, когда человек вообще слышит слово «коллектор». Человек сразу думает: «О, боже, ну его на фиг, этих коллекторов!»

Собственно говоря, вот и все, что хотелось сказать.

ДМИТРИЕВ: Максим, спасибо огромное за звонок… Андрей?

ВЛАСС: Ну, я бы хотел сказать, что в Америке эти люди кредитными советниками называются, а не коллекторами, и они выполняют совсем другие функции.

ДМИТРИЕВ: Подождите, кредитным советником был тот человек, который звонил Максиму, я так понимаю, да?

ВЛАСС: Да.

ДМИТРИЕВ: А коллекторы в Америке таки есть?

ВЛАСС: И кредитных советников учреждают дочерние компании, а их в основном банки и учреждают. То есть кредитор сам создает такую компанию и передает ей часть функций. Это именно как буфер, как прокладка между большой кредитной организацией и маленьким заемщиком. Таким образом, у них есть возможность и рефинансировать, и перекредитовать вас, и еще что-либо сделать, пойти на какие-то уступки. То есть у них есть конкретные права, им их передают на основании закона, им их даже не продают. И они хорошо, действительно, работают, они работают как обычные юристы и адвокаты. То есть досудебный порядок они выполняют.

На сегодняшний день обычные юристы и здесь так работают. И говорится о том, что не нужно им придавать статус законности. Есть Гражданский кодекс, есть закон о частной сыскной деятельности, есть закон об адвокатуре и так далее. То есть у нас достаточно законов, которые все это регулируют. Более того, в десятом году был принят закон о медиации: это как раз когда в досудебном порядке можно урегулировать конфликт. Но на медиацию должны согласиться обе стороны в досудебном порядке и подписать соглашение о медиации. В этом случае оно вступает в законную силу и так далее. Но дело в том, что эту группу лиц не устраивает это – их устраивает одностороннее движение.

ДМИТРИЕВ: «Эту группу лиц» – то есть коллекторов, да?

ВЛАСС: Да-да-да, совершенно верно.

ДМИТРИЕВ: То есть они не предложат никогда должнику, что «давайте миром договоримся», да?

ВЛАСС: Конечно, да. И я вот езжу в Европу, мы работаем по Европе, и я вам скажу: там достаточно одного звонка, что вам позвонили, кто-то там угрожал или кто не оставил обратной связи и так далее – и вы подаете заявление в полицию, и полиция выясняет, кто вам позвонил. Полиция вызывает его, проводит дознание, и в случае необходимости возбуждает уголовную ответственность против этого человека, его руководителей и заказчиков.

ДМИТРИЕВ: А в России такого…

ВЛАСС: В России более 40 тысяч заявлений в год поступает в прокуратуру, и это не расследуется. И те люди, что угрожали вам, что звонили, ну, все нам звонили, мы обычные граждане России…

ДМИТРИЕВ: Но, насколько я знаю, они ведь оставляют какие-то координаты?

ВЛАСС: Да, Иван Иванович, Иван Николаевич, Дмитрий Николаевич, там, и так далее.

ДМИТРИЕВ: Вот-вот, дескать, перезвоните, да?

ВЛАСС: Да, некие левые телефоны и так далее.

Ну, во-первых, надо разобрать коллекторский бизнес как гаражный бизнес: они не платят зарплаты, они нанимают пенсионеров, студентов и так далее.

ДМИТРИЕВ: Подождите, какие зарплаты они не платят?

ВЛАСС: Своим сотрудникам. Они проводят двухнедельные курсы о том, как отжимать деньги: как угрожать, как давить, как третировать, как оскорблять, как унижать…

ДМИТРИЕВ: Вот то, о чем Максим говорил, да?

ВЛАСС: …Как доводить до самоубийства граждан. И дальше их зарплата зависит от суммы выбитого долга.

ДМИТРИЕВ: Вот оно что.

ВЛАСС: Им платят проценты, да. Вот я недавно выступал на какой-то радиостанции, по-моему, на вашей тоже, в эфире, и речь шла о том, что коллекторы будут выбивать черные зарплаты. Так может, они сами начнут для начала платить эти зарплаты?

ДМИТРИЕВ: Да, я читал, кстати, в «Известиях» недавно была статья по поводу того, что…

ВЛАСС: Да, они любят так пиариться, заявлять, что они то налоги будут выбивать, то они будут штрафы других государств выбивать. Ну, у них есть такие фишки.

ДМИТРИЕВ: Понятно. И государственный долг Соединенных Штатов Америки, может, смогут они выбить, да?

ВЛАСС: Да-да, совершенно верно. Речь идет не об организации. Да, пожалуйста, регистрируйтесь, как предприятие, выбирайте по классификатору видов деятельности, у нас есть такой вид деятельности, как юридические услуги, и оказывайте эти услуги! Почему вы занимаетесь деятельностью, которая не прописана в классификаторе, то есть внесудебным взысканием просроченной задолженности?! Покупать никто не покупает, делают фальшивые переуступки, делают…

ДМИТРИЕВ: Долги никто не покупает, да?

ВЛАСС: Да. У нас есть по кодексу, вы можете купить, но кредитная организация должна письменно вас об этом уведомить.

ДМИТРИЕВ: Что, мол, я ваш долг продал тому-то и тому-то, да?

ВЛАСС: Да. И приложить документы, подтверждающие это. Но без передачи банковской тайны о счетах и так далее. А не так, как сегодня происходит. Сегодня они берут и сливают электронную базу данных, включая все анкетные данные, где вы писали, что это мой друг, это мой сосед…

ДМИТРИЕВ: И начинают еще и их третировать.

ВЛАСС: Да-да, работодателей и так далее. Люди к нам обращаются и говорят: «Что мне делать, меня работодатель от страха хочет уволить?!» Я спрашиваю: «А зачем ему звонят?» Он говорит: «Я не знаю. Но я теряю работу, и последний мой доход тоже будет потерян. После этого я вообще не смогу оплачивать кредит ни в каком виде».

ДМИТРИЕВ: Это очевидно.

ВЛАСС: Поэтому они сами создают условия, при которых тот же должник подается в бега. Они сами создают уголовную ответственность, которой они в письмах угрожают. Действительно, у них письма начинаются сразу со 159-ой статьи.

ДМИТРИЕВ: Сейчас вот, кстати, опять у нас время послушать новости, мы прервемся на новости и потом продолжим, уголовную составляющую очень интересно обсудить.

ВЛАСС: Замечательно.

ДМИТРИЕВ: Итак, друзья, продолжаем эфир, «Сухой остаток» на «Финам FM». Тема сегодняшнего эфира – коллектор, выясняем, друг он или враг должника. В студии Андрей Власс, финансовый омбудсмен Ассоциации антиколлекторов России. Через некоторое время я подключу к нашему разговору Дмитрия Жданухина, руководителя Центра развития коллекторства.

Но начнем мы все же с того, что обсудим уголовную составляющую. Потому что, в принципе, когда мы говорим о кредитовании, о взаимоотношениях банка и должника либо вот новые структуры… все-таки это в рамки Гражданского кодекса укладывается, да?

ВЛАСС: Совершенно верно.

ДМИТРИЕВ: Но! Но ведь, страшное дело, можно довести и до уголовщины…

ВЛАСС: Да. На сегодняшний день они подпадают под статью 163. Единственное, чего не хватает – чтобы должник вышел в подъезд и реально сунул деньги за пазуху, и в это время за руку бы их поймали. Вот этого они не делают. Как они указывают на своих сайтах – мы, дескать, вас довезем до банка, мы довезем вас до отделения почты, и вы сможете оплатить кредит и так далее. То есть они к вам приезжают – но деньги они боятся брать в руки. Чтобы не было точки в 163-й статье Уголовного кодекса.

ДМИТРИЕВ: А прецедентов нет? Мало ли, вот у человека уже настолько накипело, что он – раз! – и «подставил» его…

ВЛАСС: Я вам расскажу. Вот у меня был один клиент, так сказать, который пришел на консультацию с таким вопросом: «Мне кредитор и коллектор предлагают много денег». Я говорю: «За что?» Он говорит: «Я хочу их взять, но боюсь. Я бывший кемеровский бандит, живу в Москве, работы нет больше, ну, как бы, законы изменились – сижу, делать нечего. Пошел и взял кредит, чтобы жить на что-то. Ну, и не плачу, естественно, по кредитам. Ко мне приезжают мои…»

ДМИТРИЕВ: Бывшие «коллеги», да?

ВЛАСС: Нет, он говорит, что это бывшие менты, абсолютно «отмороженные», разговаривать не умеют, общаться не умеют. И, естественно, мол, меня это все взбесило, и я позвонил на «02», вызвал полицию, и когда в дверной глазок я увидел этих коллекторов, я вышел и сразу им за пазуху затолкал деньги. И тут же написал заявление и сдал их в органы власти. После этого начались мне звонки, приезжали адвокаты, начали предлагать денег, там. И он говорит: «Я пришел спросить у вас с юридической точки зрения: а как мне взять деньги? Я готов мировую подписать. Мне и кредиты все загасили, и все остальное».

То есть он сумел довести эту 163-ю статью до конечного результата. Поэтому чтобы подписать мировую, он вынужден уже от них брать деньги. То есть случаи бывают разные.

ДМИТРИЕВ: Да, случаи бывают разные, но это яркий пример, что человек был подготовлен, да? У него за плечами огромная практика…

ВЛАСС: Конечно. Совершенно верно, да.

ДМИТРИЕВ: …Вот этих стрессовых ситуаций.

ВЛАСС: Да-да-да.

ДМИТРИЕВ: А обычный человек – как он реагирует?

ВЛАСС: А обычный человек вот у меня недавно был, жаловался. Говорит: «Приехали коллекторы, я после работы спал. Проснулся, не понял, вышел на лестничную площадку и начал с ними драться. Жена спряталась в шкафу…» Они живут в коммунальной квартире, коллекторам открыли двери, и они зашли, сунули какое-то удостоверение. Он не понял спросонья и так далее. Я говорю: «А почему не вызвал полицию, почему не позвонил на «02», почему заявление не написал?» «Нет, ну, мы так порешали».

Вот что неправильно – не надо так решать.

ДМИТРИЕВ: Читается возврат какой-то в этом к «лихим 90-м», да?

ВЛАСС: Да. Понятийные отношения надо прекращать.

ДМИТРИЕВ: Андрей, смотрите, у нас на связи Дмитрий Жданухин, руководитель Центра развития коллекторства, давайте присоединим его к разговору… Дмитрий, слышите меня?

ЖДАНУХИН: Да, да, добрый день.

ДМИТРИЕВ: Дмитрий, очень жаль, что не смог сегодня представитель коллекторского бизнеса оказаться в студии, ну, у него проблемы какие-то, мы об этом говорили. И вас мы попросили по телефону выступить. Вопрос, который мы сегодня обсуждаем, он такой достаточно, я бы сказал, стратегический и простой: друг или враг должнику коллектор? Вот какой позиции вы придерживаетесь, расскажите, пожалуйста?

ЖДАНУХИН: Мы позиционируем себя, конечно же, как те, кто помогает решить долговую проблему. Это, знаете, как у врачей: хирурга, который ампутирует больную конечность, могут считать врагом, но он делает то, что необходимо.

ДМИТРИЕВ: Понятно.

ЖДАНУХИН: Мы в основном, конечно, «терапевты» и стараемся, скажем так, до «ампутации» с помощью службы судебных приставов не доходить. Но бывают разные случаи, иногда приставы тоже нужны.

ДМИТРИЕВ: А вы можете поделиться с нами, ну, если не секретами, то, по крайней мере, методологиями, техниками, которыми вы, ну, я не знаю, не заставляете, наверное, слов некорректное, а которыми вы…

ЖДАНУХИН: Помогаем.

ДМИТРИЕВ: …Помогаете, да, должникам осознать вот эту ситуацию и, собственно, пойти правильным путем? Каковы эти технологии Дмитрий?

ЖДАНУХИН: Они различаются для должников, как руководителей организаций, за которыми стоят долги корпоративные, то есть долги организаций, и для физических лиц.

Для физических лиц срабатывает правильное описание последствий, психологически правильное. То есть это не номера статей, которые могут быть применены, а описание, что, вы понимаете, к вам придут приставы с понятыми, в грязных сапогах, заберут у вас обручальное кольцо. Соседи это увидят.

ДМИТРИЕВ: Понятно. Натопчут грязными сапогами на чистом полу.

ЖДАНУХИН: Ну, мы, конечно, детали-то не прописываем, но…

ДМИТРИЕВ: Дмитрий, извините, а о каких статьях идет речь? Вот вы рассказываете сейчас о статьях – о статьях чего? Уголовного кодекса?

ЖДАНУХИН: О статьях Уголовного кодекса. Например, статья 159-я о мошенничестве иногда может быть применена тогда, когда человек взял кредит, не имея возможности его погасить. То есть сделали ему справку о несуществующей зарплате и трудовую книжку. Вот здесь статья 159 вполне может быть применена к человеку.

ДМИТРИЕВ: Достаточно доказать, что у человека изначально были мошеннические мысли? То есть знал он, что вот беру и возвращать не буду, да?

ЖДАНУХИН: Ну, я говорю о том, что написано в постановлении пленума Верховного суда по делам о мошенничестве и прочим хищениям, где подчеркивается, что при прочих условиях отсутствие возможности погашения кредита служит одним из доказательств.

Для руководителей организаций часто работают другие приемы, и с ними надо общаться в основном не устно, а в письменном режиме. И надо показывать, как распространение информации о том, что они решили дистанцироваться от той или иной долговой проблемы, бросить компанию, провести банкротство и так далее, затруднит их бизнес. В том числе даже тот бизнес, который они ведут уже через другие юридические лица. Иногда срабатывает угроза обращения в объединения предпринимателей, в которых они состоят, типа торгово-промышленной палаты.

ДМИТРИЕВ: Да, то есть риск – репутационный такой встает перед ними, да?

ЖДАНУХИН: Он не совсем репутационный. Дело в ситуации. Потому что если служба безопасности, их контрагент не вовремя получат информацию перед заключением контракта – это может все привести к нарушению бизнес-планов.

ДМИТРИЕВ: Дмитрий, спасибо огромное, что вы нашли время с нами пообщаться. Смотрите, еще такой вот вопрос. Исходя из того, о чем вы рассказываете, у меня сложилось впечатление, что коллекторский бизнес – это некий консалтинговый бизнес. То есть вы просто, так сказать, даете советы. А как юридически закреплена ваша деятельность, на основании чего?

ЖДАНУХИН: На самом деле, консалтинговое направление – это одно из направлений коллекторского бизнеса и у многих компаний оно не основное. Сейчас основное направление – это выкуп задолженности, то есть когда кредитор по договору цессии уступает право требования. Это актуально и для компаний тех, которые обладают долгами юридических ли, и для тех, которые продают долги физических лиц. Но обычно все-таки все оформляется договором агентстким при оказании услуг. Но обязательно договор должен быть, потому что иначе, действительно, есть опасность квалификации этих действий, как вымогательство.

ДМИТРИЕВ: То есть имеется в виду, что если уж вы действительно появляетесь пред светлые очи заемщика, вы должны продемонстрировать ему какой-то юридический документ, на основании которого вы и действуете, да?

ЖДАНУХИН: Да. Более того, иногда проблемы возникают, когда, например, заемщик это физическое лицо, и он может потребовать доказательств, что его долг действительно уступлен. То есть не просто уведомления, что вот, он уступлен коллекторам, а доказательства.

ДМИТРИЕВ: А доказательство – это что?                                  

ЖДАНУХИН: Ну, это, собственно говоря, тот самый договор, по которому его долг был передан коллекторскому агентству.

ДМИТРИЕВ: И вы его демонстрируете заемщику, да?

ЖДАНУХИН: Да.

ДМИТРИЕВ: Хорошо, Дмитрий, спасибо огромное, что вы нашли время. Спасибо, всего хорошего вам.

ЖДАНУХИН: Да, пожалуйста.

ДМИТРИЕВ: Комментарий, Андрей.

ВЛАСС: Любой договор можно нарисовать, а вот заплатить деньги и купить долг – надо подтверждение платежа. Более того, это все равно не дает вам права лично обращаться к этому гражданину – вы должны письменную претензию оформить. Я не буду говорить, 68 тысяч адвокатов в России об этом знают, всю процедуру досудебного порядка: как оформить досудебное заявление, как обосновать ваши права, что они вам по закону перешли и так далее.

Но, к сожалению, не у всех коллекторских агентств есть деньги, чтобы покупать. А если покупают, то покупают, там, за… миллион долларов, миллиард и так далее за 0,1%. Такая практика существует. Но это не говорит о том, что это полные расчеты, да? Это чтобы соблюсти законную формальность. Но это себе может позволить только, там, одно агентство крупное и так далее, все. Остальные, действительно, агентские всякие соглашения заключают и так далее.

Во-первых, этого недостаточно – необходима доверенность, нотариальная доверенность. Вот как с нас суд требует нотариальную доверенность, когда мы идем в суд защищать кредитного должника, так же и они должны придти с доверенностью. Этот человек должен показать доверенность, что он представляет некую организацию и так далее. В противном случае…

ДМИТРИЕВ: Андрей, но мне кажется, это все-таки не большая проблема-то. Если необходима доверенность – ну что, возьмут они доверенность.

ВЛАСС: Но если у них работает 200 человек в центре по телефонам, откуда у них столько доверенностей? И те бригады, которые выезжают, у них тоже нет доверенностей. На практике сегодня то, что происходит – никто никогда никому никакой доверенности не показывал. Никакие соглашения никто не показывал. Вообще никто ничего! Они делают красивые удостоверения «коллекторское агентство» или, там, называются ООО «Пристав», черные футболки с надписью «Пристав»…

ДМИТРИЕВ: То есть исключительно на психику, да?..

ВЛАСС: А какие названия они придумывают! «УСБ», «ЦСБ», «РОВД» через точку! «Мы из «РОВД», здравствуйте!» Что это такое?!

ДМИТРИЕВ: Это введение в заблуждение.

ВЛАСС: Ну! А посмотрите, какие у них логотипы! Это государственная символика, это наши гербы государственные, гербы МВД и так далее! Почему это не пресекается, вот скажите?! Почему власть им дает использовать такую возможность – вводить в заблуждение наших граждан?! Более того, дает возможность доводить их до самоубийства! Зачем?! Зачем они это делают?!

А статья о вине кредитора – почему все забыли? Это если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению убытков. Почему кредитор не пошел через 3 месяца, через 6 месяцев в суд, не подал, не доказал, не получил исполнительный лист, не доказал, что ты должен? Потому что до этого момента я могу с вами спорить, что я не должен. И кто нас рассудит? Коллекторское агентство во дворе?! Чисто по понятиям мы встретимся и поговорим?!

Мне вчера буквально назначали возле станции метро встречу…

ДМИТРИЕВ: «Стрелку»!

ВЛАСС: «Стрелку», да.

ДМИТРИЕВ: Серьезно?!

ВЛАСС: Да, совершенно верно. Ну, это для нашего клиента назначали. В результате, естественно, никто никуда не поехал, мы подъезжали с нарядом милиции. Ну, это бесполезно, телефонный терроризм процветает на сегодняшний день!

ДМИТРИЕВ: Кошмар!

ВЛАСС: Третирование граждан процветает! И это надо прекратить! Более того, если они хотят быть в законе, не надо делать новый закон – пускай работают по действующему закону! И вот когда в действующем законодательстве появится такой вид деятельности, вот тогда, пожалуйста, получай свидетельство и работай по действующему…

ДМИТРИЕВ: Но, смотрите, Дмитрий сейчас сослался на постановление Верховного Суда. О каком постановлении там шла речь?

ВЛАСС: Я понятия не имею, о каком постановлении. Статья 159 говорит четко: обманным путем получил денежные средства – это первый критерий, второй – скрылся в неизвестном направлении. Кто из нас обманным путем получал эти деньги, кредиты? Если кредитная организация большими буквами пишет – просто зайди, просто возьми деньги, за тысячу рублей получи 100 тысяч рублей!..

ДМИТРИЕВ: Да какую-нибудь справку мне принеси!

ВЛАСС: Да. Кто здесь из нас мошенник, давайте разберемся? Кто кого еще разводит? Вот с этой точки зрения. Потом тебе дают денег просто по одному документу, за 30 минут оформляют этот кредит – непонятно, как, что, где и так далее.

Я считаю, по экспресс-кредитованию надо сделать отдельный закон. Как проездной в метро! Вот купил проездной на транспорт – и он регулирует. Вы же не подписываете кучу бумаг мелким шрифтом, где хозяин метрополитена, учредитель, акционеры…

ДМИТРИЕВ: Да, доверенность там дают вам.

ВЛАСС: Доверенность и прочее, да. Вот микрозаймы, микрокредиты необходимо регулировать именно таким образом. Получил в кассе денег – ты заключил некую оферту, одностороннюю сделку. И эта односторонняя сделка должна быть четко прописана в законе. Потому что на сегодняшний день все используют все, что только можно. Они в договорах пишут все: могу отобрать, могу отнять, могу продать, могу расчленить труп и раскидать по двору. Это беспредел, с моей точки зрения, и его надо прекратить на сегодняшний день!

В 2008 году существовало более 2 тысяч коллекторских агентств. Сегодня их осталось менее пятисот.

ДМИТРИЕВ: Эволюция, эволюция… Сейчас еще раз новости послушаем, потом продолжим.

ВЛАСС: Да, пожалуйста.

ДМИТРИЕВ: Итак, друзья мои, продолжим эфир, «Сухой остаток» на «Финам FM». Тема сегодняшней программы – «Коллектор друг или враг должника?» В студии Андрей Власс, финансовый омбудсмен Ассоциации антиколлекторов России. А в прошлой части мы говорили по телефону с Дмитрием Жданухиным, руководителем Центра развития коллекторства. Телефон студии – 65-10-99-6 (код Москвы – 495), сайт компании – www.finam.fm, уважаемые слушатели, присоединяйтесь, осталось 12 минут, воспользуйтесь возможностью позвонить и задать вопросы Андрею.

Некоторое время спустя я обязательно попрошу какие-то общие, может быть, дать рекомендации обязательно. А пока есть вопрос у нас на сайте, и я его сейчас прочту.

Итак, пишет Владимир: «Скажите, пожалуйста, является ли нарушением моих прав неоднократное предложение одного из банков – ну, большого банка, не суть важно, видимо, какого – получить у него кредит на льготных условиях, рассылаемое в виде SMS?» И дальше Владимир сам комментирует этот вопрос: «Я ведь могу не устоять и попасть в кредитную, долговую яму».

Кстати, ну, многие банки этим грешили. Сейчас, я не знаю, может быть, это на спад пошло?          

ВЛАСС: Нет, на сегодняшний день это идет все активнее и активнее. Более того, если вы не используете официальных операторов связи или официальных провайдеров связи, это называется спамом. А если официально через них заказываете рассылку, это уже не спам. Ну, как бы такой вот маленький нюанс я хотел бы сразу разъяснить.

ДМИТРИЕВ: Да, это важно, кстати.

ВЛАСС: То, что мимо кассы – это спам, назовем по-русски…

ДМИТРИЕВ: То есть на это можно не реагировать, да?

ВЛАСС: Да, можно не реагировать. Более того, SMS-рассылка – это одна из самых дорогих реклам на сегодняшний день, не каждый себе может это позволить, но это очень эффективно, потому что к вам сразу же попадает конкретная информация. Так что пользуйтесь, пока это еще не пресекли, и пока власть не видит, что происходит.

ДМИТРИЕВ: Но это является-таки нарушением тех самых прав, о которых мы сегодня говорим?

ВЛАСС: Ну, вы знаете, всегда есть большой соблазн нарушить закон, да? Точно так же велик соблазн взять то, что плохо лежит или то, что так легко вам дают, да? Это проблема банка, проблема кредитной организации, которая хочет раздать эти деньги на сегодняшний день. Или нужно раздать, или агрессивная политика на рынке, то есть чтобы завладеть определенной территорией, портфелем определенным и так далее. И им наплевать, что у вас уже 15 кредитов, с которыми вы не рассчитываетесь. Понимаете, оттого, что вы еще возьмете кредит, тем не менее, виноваты будете только вы, только вы обязаны отдать этот долг рано или поздно.

ДМИТРИЕВ: Ну, правильно. А потом вам расскажут еще, что вы, оказывается, мошенническим путем брали кредит, да?

ВЛАСС: Совершенно верно, и никто вам не писал, никто вам не звонил.

ДМИТРИЕВ: Да, да.

ВЛАСС: Поэтому тут четко смотрите, что и у кого берете. Можно, сами знаете, и у дьявола что-то взять, а потом всю жизнь в аду мучиться.

ДМИТРИЕВ: Это правда. Не дай бог, конечно.

Ну а ответ на вопрос Владимир, видимо, очевиден, да? То есть надо взвесить, естественно, собственные какие-то силы, собственные возможности, да?..

ВЛАСС: Совершенно верно. И вот я хотел сказать следующее. Если вы сегодня уже взяли кредит, – а таких сегодня несколько десятков миллионов человек, которые не могут рассчитаться, – во-первых, пишите заявление о том, что вы просите банк о каких-то льготных условиях, перекредитовать вас и еще что-то. Во-вторых, вы должно четко понимать: вы взяли деньги у ростовщика, а потом приходите к ростовщику и говорите – а помоги мне еще раз тебя обмануть или помоги сделать так, чтобы я тебе не отдавал сегодня деньги, а отдавал потом.

ДМИТРИЕВ: И больше.

ВЛАСС: Вы разграничьте эти функции: банк – это все-таки обычная коммерческая организация, поэтому вы, пожалуйста, идите к экономисту, к финансисту, к юристу, к кредитному юристу, к кредитному адвокату, который вам поможет разобраться в данной проблеме. Или к психологу, в конце концов, чтобы решить эти проблемы. Но надо решать эти проблемы юридически, и когда вы пишете заявление, вы должны конкретно написать, что, дескать, я потерял работу, я больше платить не буду…

ДМИТРИЕВ: Именно «не буду»? Не «не могу», «не хочу», а «не буду»?

ВЛАСС: Ну, «не буду», потому что вы не можете платить. И это уже доказывает в судебном порядке, на основании статьи 451, что ваше финансовое положение ухудшилось. И вы предъявляете копию трудовой книжки или справку с биржи труда и так далее. Вы должны юридически доказать ухудшение своего финансового положения.

А пока вы общаетесь с ростовщиком, с коллектором, вы оттягиваете конец. Дело в том, что срок давности – 3 года. И кредитор, естественно, не спешит подавать на вас в суд. Пока он портфель, как это называется на сленге, бросит портфель одному коллекторскому агентству, они постирают 3 месяца этот портфель, потом второму, потом третьему коллекторскому агентству. Таким образом, когда они отожмут все то, что можно было отжать, после этого только они используют собственную юридическую службу, отдадут напоследок дело в юридическую службу свою и скажут: «Теперь вы подайте в суд и отберите последнее, что у него есть». Вот что сегодня происходит.

ДМИТРИЕВ: А срок давности 3 года – это значит, что по истечении 3 лет уже вопрос закрыт автоматически, что ли?

ВЛАСС: Это уже трудно подать, надо обосновать. Если сроки давности пропустил… Но обычно через 2 с половиной года банки подают в суд.

ДМИТРИЕВ: Начинают активизироваться.

ВЛАСС: Поэтому когда вы думаете, что про вас забыли – про вас никто не забыл. У банка, так сказать, тикает счетчик, и этот счет, я вам скажу, немаленький. Поэтому поосторожней с ростовщиками.

И не бойтесь подавать в суд первыми, не ждите, когда банк подаст.

ДМИТРИЕВ: А основание какое для этого? Если ты действительно взял кредит, и ты в какой-то момент перестал его платить, какое у тебя основание подавать на банк в суд?

ВЛАСС: Основание – это, говоря простым языком, ухудшение финансового положения. Но говоря юридическим языком – любые договорные отношения это две стороны, и одна из сторон может быть недовольна тем же самым товаром. А денежные средства тоже являются товаром как таковым на сегодняшний день. Я вообще говорю, что заемщик должен иметь право вернуть денежные средства как некачественный товар. Обосновать это он может тем, что он подписал одни документы, а в результате вылилось это в другие штрафные санкции, в другие комиссии, которые вдруг, откуда ни возьмись, появились.

ДМИТРИЕВ: Неожиданно. 

ВЛАСС: Да. Плюс появились некие звонки, требования и так далее. Все, таким образом, товар этот некачественный.

ДМИТРИЕВ: То есть вот это меня не устраивает, поэтому я решаю…

ВЛАСС: Да. Кое-какие проекты законов уже есть в этой области, уже обсуждаются, по потребительскому кредитованию. И там есть такие функции – возврат денежных средств… ну, не как некачественного товара, потому что сами банкиры придумывают этот закон.

И еще я хотел сказать по поводу закона о банкротстве физических лиц, который очень часто обсуждают, но до конца не говорят. Когда гражданам говорят о том, что единственное жилье у вас не заберут – я хочу сказать: заберут! Что такое единственное жилье, надо четко понимать: вам дадут его в поселке городского типа, где есть школа, детский сад и магазин.

ДМИТРИЕВ: И оно будет единственным, да?      

ВЛАСС: И оно будет единственным. Или на Северном полюсе вам дадут жилье, рядом с мишкой. А в центре Москвы ваши апартаменты или вашу однокомнатную квартиру в Бирюлево заберут у вас. Потому что она стоит 200 тысяч долларов. И этого достаточно для погашения кредита и покупки жилья.

ДМИТРИЕВ: Альтернативного.

ВЛАСС: Да. И бывший мэр хотел создать такое жилье и переселять туда тех, кто не платит по кредитам, по коммунальным платежам и так далее. Потому что, по большому счету, можно это все реализовать. Более того, в этот закон не попадают квартиры по ипотеке, ипотечные квартиры. Поэтому граждане могут не ждать этот закон.

Помимо этого, этот закон лучше назвать законом не о банкротстве, а о реструктуризации вашего долга.

ДМИТРИЕВ: Все-таки, да?

ВЛАСС: Все-таки, да. Потому что первое что будет – это с разрешения кредитора вам дадут некую рассрочку под половину ставки Центрального банка России. И только потом, возможно, ваше заявление примет арбитражный суд и начнет рассматривать. Но, помимо этого, оттого, что вы можете подать в суд, начиная от 50 тысяч рублей, вам придется нанять арбитражного управляющего, кредитного юриста, финансиста, экономиста-экономиста и…

ДМИТРИЕВ: И во что мне это выльется, да?

ВЛАСС: …Да, и 6 месяцев как минимум вы это все должны оплачивать. Соответственно, с вашим долгом в 500 тысяч рублей или в миллион вы не позволите себе стать банкротом, это не простое заявление о том, что «я банкрот, простите меня».

Поэтому решайте проблемы сегодня и решайте их только в судебном порядке. Более того, вот наша ассоциация бесплатно консультирует, обращайтесь. Малоимущим гражданам мы вообще помогаем в судебном порядке решать их проблемы и не берем за это денег. Поэтому любые вопросы решаются. Главное – не замыкайтесь в себе, не доводите себя до стрессового состояния, а решайте эту проблему юридическим путем. И не спускайтесь в подъезд…

ДМИТРИЕВ: Да-да, я хотел как раз добавить. Не замыкайтесь в себе – именно этим воспользуются те самые структуры, о которых мы говорим.

ВЛАСС: Конечно.

ДМИТРИЕВ: Еще один звонок успеем мы принять, у нас три минутки.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, очень интересно, хотела бы задать вопрос. У меня заемщик, физическое лицо, должен 8 миллионов. Есть двухкомнатная квартира на одного собственника. Я никак не могу выбить деньги, заставить продать квартиру и вернуть мне деньги.

ДМИТРИЕВ: Понятен вопрос.

ВЛАСС: Ну, с юридической точки зрения – получите исполнительный лист по решению суда, а дальше поезжайте в районное отделение приставов, они возбудят дело в отношении этого должника. Если, как вы говорите, у него ничего нет – это как раз работа приставов. Да, они сегодня очень плохо работают. Они работают во вторник до обеда, а в четверг – после обеда. Это ужасная старая советская структура, функции которой тоже хотят себе забрать коллекторы. Но лучше тогда принять закон о частных приставах, как это есть во многих государствах. И мы тогда будем выбирать, кто будет взыскивать долг по исполнительному листу. Но по исполнительному листу, а не по понятиям, как на сегодняшний день происходит! Не по каким-то агентским шпаргалкам и так далее.

ДМИТРИЕВ: То есть, адресуя Татьяне ответ, ей нужно сначала добиться решения суда…

ВЛАСС: Получить решение суда, исполнительный лист, отнести судебным приставам, узнать у инспектора инспектор возбудит дело об исполнительном производстве и так далее. А у инспектора есть все функции, вплоть до уголовной ответственности. Более того, он подаст заявки во все базы, в федеральный розыск, если человек скрывается, пойдут ограничения…

Есть система, которая работала и в Советском Союзе. Заставьте работать текущую систему, не надо выдумывать коллекторский велосипед, который плохо ездит! И это будет гораздо выгоднее для вас взыскать этот долг, чем обращаться к третьим лицам, где вы еще можете попасть в недоразумение и сами можете стать уголовно-ответственным человеком.

ДМИТРИЕВ: Да, да. Причем это легко устроить.

ВЛАСС: Это легко, да. Вы заказчик, поэтому вы должны в два раза бо́льшую ответственность.

Я считаю, что сегодня и банкиров надо наказывать за такие заказы, которые они оформляют. Они практически нанимают киллеров, и те доводят должников до самоубийства, граждане начинают или вешаться, или пить таблетки, запивать их водкой и умирать, или прыгать на провода или еще что-то. Таких случаев на сегодняшний день очень много, весь Интернет переполнен ими, все об этом знают. Поэтому говорить об этом нечего. И банки рассылают «открытки», которыми выстреливают все мозги, говорят, что есть решение вопроса…

ДМИТРИЕВ: Страшное дело!

Спасибо огромное!.. Андрей Власс, финансовый омбудсмен, то есть человек, который помогает людям, и об этом нужно помнить… финансовый омбудсмен Ассоциации антиколлекторов России, был сегодня в «Сухом остатке». Сегодня мы обсуждали тему – кто же такой коллектор, друг или враг должника? Я не буду ставить – давайте поставим многоточие. Каждый, послушав наш эфир как минимум, волен делать свой выбор. Но проблема есть, ее надо решать, это очевидно.      

ВЛАСС: Совершенно верно.

ДМИТРИЕВ: Спасибо огромное, Андрей.

ВЛАСС: Спасибо вам.

ДМИТРИЕВ: Уважаемые слушатели, спасибо, всего хорошего! 

www.finam.fm